Пятница, 2017-10-20, 8:06 AM
 
Начало Каталог статей Регистрация Вход
Вы вошли как "Гость" · RSS
Меню сайта




Миграция китайцев и дискуссия о «желтой опасности» в дореволюционной России [7]
Виктор Иннокентьевич Дятлов Иркутский государственный университет, профессор исторического факультета Иркутского государственного университета, Иркутск



Каталог статей
» Статьи » Статьи д.и.н., профессора В.И. Дятлова » Миграция китайцев и дискуссия о «желтой опасности» в дореволюционной России

III часть [Миграция китайцев и дискуссия о «желтой опасности» в дореволюционной России.]


III часть

Для дискуссий того периода характерно, что большая часть проблем, связанных с китайской и корейской иммиграцией, рассматривалась в категориях «желтого труда». Такова была общемировая тенденция — достаточно привести суждение немецкого экономиста Сарториуса фон Вальтерсгаузена: «В общественной жизни стран, подверженных сильному наплыву китайцев-переселенцев, возникает вопрос, каким образом государство и общество должны оградить местное население от опасностей, проистекающих или могущих в будущем проистечь от переселения китайцев. Это и называется вопросом о труде китайцев. Подлежащая разрешению задача, глубоко затрагивая народное хозяйство, имеет в то же самое время большое национально-политическое и общественно-нравственное значение и основано на различии рас, различии, не всегда заметном, но, тем не менее, не лишенном большого значения» [30].

Опасность виделась в том, что Китай мог поставлять на рынок труда неограниченное количество рабочей силы по демпинговым ценам, что делало конкуренцию со стороны местных белых рабочих практически невозможной. Китайская рабочая сила отличалась не только дешевизной, но и дисциплинированностью, умением быстро осваивать новые профессии и сферы деятельности. С другой стороны, китайцы не ассимилировались, были замкнутым и непроницаемым сообществом, что при большом их количестве и организованности не могло не
беспокоить принимающее общество.

В России по этому поводу также испытывали немалую тревогу, о чем свидетельствуют многочисленные публикации того времени. В них содержится весьма квалифицированный анализ отраслевой и региональной динамики применения китайской и корейской рабочей силы, уровня ее оплаты, структуры расходов, масштабов вывоза рублевой массы из страны и т. д. [31] Но повышенное внимание к «желтому труду» определялось все-таки несколько иными факторами. Основная коллизия состояла в том, что «желтая» рабочая сила была жизненно необходима для освоения недавно присоединенного и слабо заселенного Дальнего Востока. Без ее использования не могло быть и речи о создании экономической и военной инфраструктуры господства России в регионе, интеграции его в качестве неотъемлемой части империи. С другой стороны, привлечение неограниченного количества сверхдешевого «желтого труда» препятствовало заселению региона русскими, вело к его окитаиванию, а в перспективе — к поглощению его Китаем. Отсюда ожесточенность дискуссий, постоянное столкновение ведомственных и иных интересов, принятие ограничительных мер и их немедленное блокирование.

Отчетливо выделяется крайняя алармистская позиция. Ее занимал крупнейший дальневосточный предприниматель, общественный деятель и публицист С. Д. Меркулов. В своих статьях и выступлениях, в том числе прямо адресованных высокопоставленным чиновникам и государственным деятелям [32], он доказывал, что официальные оценки численности китайцев в крае занижены, что их полное засилье в экономике стало непреодолимым препятствием для русской колонизации. «Русское дело на Дальнем Востоке в настоящее время представляет из себя военный лагерь, удаленный, оторванный от сердца России, подкрепленный лишь жалким по количеству русским населением, окруженный как извне, так и внутри со всех сторон китайцами, не обеспеченный сколько-нибудь удовлетворительно ни в каком отношении, кроме как военными крепостями и снарядами»... «В смысле поддержания и развития русских экономических и колонизационных интересов в Приамурье, мы летим в пропасть»... «Если не вмешается Господь Бог, катастрофа неизбежна».

Основные доводы Меркулова таковы: китайцы слишком многочисленны; русские переселенцы не могут конкурировать с китайцами (ибо в отличие от первых, вторые неприхотливы, согласны на любую работу за крайне низкую оплату и не пьют); вывоз китайцами основной части заработанных денег в Китай подрывает финансовую стабильность в регионе. В результате, «желтый труд» создает непреодолимый барьер для притока русских переселенцев. Другие авторы добавляют еще, что крайняя дешевизна китайской и корейской рабочей силы консервирует техническую отсталость производства, особенно в добывающей и обрабатывающей промышленности. У предпринимателей нет стимула внедрять новые технологии. Отмечается также, что русские крестьяне и казаки сдают свои земли в аренду китайцам, предпочитая пьянствовать и вести паразитический образ жизни. Вдобавок, китайские рабочие становятся источником социальных конфликтов — мелких стычек и более масштабных драк с русскими рабочими. В последних, как правило, возникавших по причине конкуренции на рынке труда, участвовали иногда сотни людей.

Соглашаясь в принципе с тезисом об опасности «желтого труда», многие исследователи и публицисты одновременно подчеркивали, что труд этот несет с собой немало позитивного, а зависимость региона от его применения не позволяет ограничить его или вовсе исключить. Без него невозможно в кратчайшие сроки и с минимальными затратами построить города и морские порты, протянуть шоссейные и железные дороги, поднять сельскохозяйственное и промышленное производство, завести горные промыслы. Даже Меркулов признавал, что нельзя сразу отказаться от услуг китайцев, что их трудом в значительной мере обеспечивается нормальное существование, а значит и приток русских переселенцев. Неосвоенный же в экономическом, военном, политическом отношении и слабо заселенный край неизбежно будет потерян для России.

Не исключено, что к таким признаниям Меркулова вынудила аргументация его постоянного оппонента А. А. Панова [33]. У него мы находим трезвый и далеко идущий вывод о том, что «китайский поток вовсе не имеет того стихийного характера, который ему обычно придается. Это не то несокрушимое стремление, с которым движутся глетчер, оползающая гора, морское течение или поток лавы и с которым воля человеческая не в силах бороться. Это самое естественное экономическое явление, регулируемое, как и всякое другое, спросом и предложением, а стало быть, и бороться с ним возможно и необходимо также на экономической почве — путем изменения условий рабочего рынка».

М. Ковалевский вообще считал, что «пока китайский труд носит характер отхожего промысла, он не грозит прочным поселением китайцев в нашей восточной окраине, а следовательно, и не способен внушить серьезных политических опасений». Ковалевский жестко критиковал позицию Меркулова как нереалистичную, препятствующую освоению региона 34. Наиболее же ярко ноналармистский подход представлен в отчете уполномоченного Министерства иностранных дел В. В. Граве [35]. Вообще, по глубине анализа, профессионализму и стремлению непредвзято разобраться в существе дела, а также по объему и качеству привлеченного фактического материала работе Граве до сих пор нет равных. Это редкий случай удачной попытки комплексного анализа. Основной вывод Граве — применение «желтого труда» несет с собой массу проблем и опасностей, тем не менее оно неизбежно и необходимо. Следовательно, надо регулировать и направлять процесс использования «желтого труда», создавать и совершенствовать для этого законодательную базу и необходимые государственные институты, готовить для последних квалифицированные кадры.




Категория: Миграция китайцев и дискуссия о «желтой опасности» в дореволюционной России | Добавил: Sergey_Glonass (2009-12-04)
Просмотров: 727

Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сайт управляется системой uCoz